Грамматика эсперанто

Глагол

Неправильных глаголов, столь характерных для национальных языков, в эсперанто нет. Все глаголы (verboj) в неопределённой форме (infinitivo) имеют окончание -i. Изменяются глаголы только по временам и наклонениям — с помощью окончаний (см. табл. 2). Поскольку, в отличие от русского языка, глаголы в эсперанто не имеют личных окончаний, лицо и число глагольной формы определяется именем существительным или личным местоимением, которые никогда не опускаются (кроме случаев безличных предложений)1. Таким образом, если по-русски достаточно сказать «пишу», то на эсперанто в этом случае с глаголом необходимо употребить личное местоимение: mi skribas.

В эсперанто различают простые и сложные времена. Простые времена образуются без помощи вспомогательного глагола; таких времён три: настоящее (prezenco, estanteco, as-tempo), прошедшее (preterito, estinteco, is-tempo), будущее (futuro, estonteco, os-tempo). О сложных временах см. далее. Глаголы употребляются в трёх наклонениях: изъявительном (indikativo, is-as-os-modo), условном (kondicionalo, us-modo), повелительном (volitivo, u-modo). Окончания изъявительного наклонения: для настоящего времени -as, для прошедшего -is, для будущего -os. Окончание условного наклонения — -us, повелительного — -u.

Модели образования будущего времени двумя глаголами (по типу русского «буду делать») в эсперанто являются ошибочными.

Volitivo имеет больший спектр применения, чем повелительное наклонение в русском языке, и правильнее было бы называть его побудительным наклонением, так как оно используется для выражения не только прямого приказа (собственно повелительное наклонение, императив = imperativo), но также побуждения, просьбы, пожелания, долженствования и цели. Это наклонение может употребляться во всех лицах ед. и мн. числа (при прямом приказе, т. е. при непосредственном обращении ко второму лицу ед. и мн. числа, местоимение vi перед глаголом не употребляется без особой надобности). Перевод осуществляется русским повелительным наклонением или иными способами:

Skribu! «Пиши (те)!»;
Iru al mi! «Иди (те) ко мне!»;
Ni iru hejmen! «Идём (те) домой!», «Пойдём (те) домой!», «Давай (те) пойдём домой!»;
Ni laboru! «Давай (те) работать!», «Давай (те) поработаем!»;
Ili laboru! «Пусть они работают!», «Пускай они работают!»;
Estu lumo! «Да будет свет!», «Пусть будет свет!»;
Ĉu mi legu? «Я должен читать?», «Мне (надо) читать?»;
Ni estu pretaj «Мы должны быть готовы (ми)», «Нам надо быть готовыми», «Будем готовы (ми)».

В частности, volitivo употребляется в придаточных предложениях, вводимых союзами ke «чтоб (ы), что» и por ke «(для того,) чтоб (ы)» и выражающих приказ, побуждение, просьбу, пожелание, долженствование или цель (см. раздел «Синтаксис»).

Обычно volitivo используется в эсперанто вместо употребляемой в русском языке неопределённой формы глагола с выражением приказания: Silentu! «Молчать!»; Ĉiuj laboru! «Всем работать!». Но если приказание носит общий, неиндивидуализированный характер, нередко употребляется и неопределённая форма, особенно в объявлениях: Ne brui! «Не шуметь!»; Ne elklini sin! «Не высовываться!» (некоторые последователи строгой грамматической логики выступают против такой расширенной трактовки инфинитива, но его употребление в подобных оборотах вошло в литературную норму).

При действительном залоге (aktivo, aktiva voco) основным предметом сообщения (подлежащим в предложении) является семантический субъект, то есть одушевлённый или неодушевлённый предмет, совершающий активное действие. Это действие может распространяться на другой предмет — семантический объект. Если связь глагола с обозначающим такой предмет словом выражается постановкой этого слова в винительный падеж без предлога, и таким образом это слово отвечает на вопросы kion? «что?» или kiun? «кого?», то оно называется прямым дополнением к глаголу; глаголы с таким управлением называются переходными (transitivaj verboj). Глаголы, распространяющие действие только на косвенный объект и, следовательно, не могущие иметь прямого дополнения (т. е. не управляющие обозначающим объект словом с помощью винительного падежа без предлога), называются непереходными (netransitivaj verboj). В действительном залоге могут стоять как переходные глаголы: Neĝo kovris la teron «Снег покрыл землю», так и непереходные: Mi ridas «Я смеюсь“. Глаголы с суффиксами -ig- и -iz- всегда переходные, а глаголы с суффиксом -iĝ- всегда непереходные. Подробнее об этом см. статью -iĝ- в нашем словаре и примечание к данной статье. Переходность глаголов в разных языках может не совпадать (в эсперанто переходных глаголов больше, чем в русском). Подробнее об этом см. статью -n в нашем словаре и примечания к данной статье; о дополнении см. раздел “Синтаксис».

При страдательном залоге (pasivo, pasiva voco) основным предметом сообщения (подлежащим в предложении) является семантический объект, т. е. пассивный одушевлённый или неодушевлённый предмет, испытывающий действие со стороны кого-л. или чего-л. — семантического субъекта. Это действие выражается страдательными причастиями (о причастиях см. ниже). Вместе с ними в образовании страдательного залога принимает участие вспомогательный глагол esti. Если в предложении со страдательным залогом упоминается активный деятель, это делается с помощью косвенного дополнения; в эсперанто такое дополнение строится с помощью предлога de и формы именительного (общего) падежа. В страдательном залоге могут стоять только переходные глаголы: La tero estas kovrita de neĝo «Земля покрыта снегом».

От системы залогов в русском языке таковая в эсперанто отличается тем, что в ней выделяют также средний залог, медиалис (medialo, mediala voco). Он образуется только от переходных глаголов с помощью суффикса -iĝ- (глаголы при этом становятся непереходными) и являет собой промежуточную форму между действительным и страдательным залогом. В отличие от страдательного залога, при среднем залоге предмет, о котором идёт речь, чисто логически, формально является субъектом действия, т. е. действует как бы сам. В отличие же от возвратного действительного залога, образуемого сочетанием глагола с возвратным местоимением (личным местоимением в винительном падеже) и обозначающего активное действие, в среднем залоге предмет не является активным деятелем, даже будучи одушевлённым. Например, во фразе La tero kovriĝis per neĝo «Земля покрылась снегом» ясно, что земля, хоть и является формальным субъектом, сама себя ничем не покрывает. (Не является тут активным деятелем и снег; он представляет собой орудие действия, поэтому указывающее на это орудие косвенное дополнение строится с предлогом per.) Ср. фразы:

Li ĵetis sin sur la plankon «Он бросился на пол» (сознательно);
Li ĵetiĝis malantaŭen «Он отпрянул» (невольно);
La knabo rulas sin sur la tapiŝo «Мальчик катается по ковру»;
La stono ruliĝas sur la tero «Камень катится по земле»;
La karavano turnis sin al la sudo «Караван повернул (или развернулся) на юг»;
Tero turniĝas ĉirkaŭ sia akso «Земля вращается (или вертится) вокруг своей оси».

Однако в ряде случаев смысловая разница между глаголами с возвратным местоимением и глаголами с -iĝ- (т. е. между действительным и средним залогом) настолько мала, что последние могут употребляться вместо первых. Например: mi troviĝas en la ĉambro «я нахожусь в комнате» (= mi trovas min en la ĉambro), li volviĝis en sian mantelon «он закутался в свой плащ» (= li volvis sin en sian mantelon).

Иногда (довольно редко) встречается и обратное явление, когда вместо среднего залога употребляется действительный: Tero turnas sin ĉirkaŭ sia akso «Земля вращается вокруг своей оси». Такая замена представляется нам неудачной и допустимой разве что в поэзии или для персонификации неодушевлённого предмета, например в сказках. Но если предмет действует как бы разумно, проявляет признаки самостоятельности (например, если речь идёт об управляемом человеком транспортном средстве, работающем по алгоритму автомате, компьютерной программе и т. п.), употребление возвратного действительного залога вполне оправданно: la roboto malŝaltis sin «робот отключился, выключился», la aŭto turnis sin dekstren «автомобиль повернул направо»; тем более оно оправданно, если действие неодушевлённого объекта направлено на себя: sen nia helpo Esperanto ne povas defendi sin «без нашей помощи эсперанто не может защищаться», la merkato mem sin reguligas «рынок сам себя регулирует».

Различие между эсперантскими возвратными глаголами, всегда стоящими в действительном залоге, и глаголами в медиалисе очень важно учитывать при переводе русских возвратных глаголов. Например, фразу «я бреюсь каждое утро» можно перевести только с помощью действительного залога: mi razas min ĉiumatene, фразу «картина рисуется художником» — только с помощью страдательного: la bildo estas pentrata de pentristo, а фразу «мы встретились случайно» — только с помощью среднего: ni renkontiĝis hazarde.

Относительно суффикса -iĝ- в этом плане необходимо помнить, что все глаголы в среднем залоге имеют этот суффикс, но не все глаголы с этим суффиксом стоят в среднем залоге:

La infano troviĝis «Ребёнок нашёлся» (средний залог);
La infano sidiĝis «Ребёнок сел» (действительный залог).

Насчёт категории вида эсперантского глагола существуют разные мнения. PAG полностью уравнивает вид глагола и способ действия, выражаемый формальными средствами: приставками, суффиксами, словообразованием, сложными временами (см. ниже); некоторые источники под видом подразумевают принадлежность глагола к одной из четырёх групп (см. ниже). Некоторые же источники полагают категорию вида глагола вообще отсутствующей в эсперанто, и часто приходится читать, что по виду глаголы в этом языке не различаются. Каждое из этих утверждений верно в рамках своей теоретической школы. С практической точки зрения нам важно только то, что в эсперанто не существует характерного для русского языка противопоставления друг другу совершенного и несовершенного видов, поэтому для перевода эсперантских глаголов вид соответствующих русских глаголов обычно определяется по контексту. Таким образом skribi может переводиться и как «писать», и как «написать», legi — и как «читать», и как «прочитать, прочесть». Однако некоторые соответствия двум видам русского глагола есть и в эсперанто. Так, глаголам с суффиксом -ad- всегда соответствуют русские глаголы несовершенного вида: vizitadi «посещать», iradi «ходить», legadi «(долго) читать, почитывать». Приставочным глаголам без суффикса -ad- чаще всего соответствуют русские глаголы совершенного вида. Например, глагол elskribi обычно переводится как «выписать» (хотя может переводиться и как «выписывать»), глагол tralegi — обычно как «прочитать, прочесть» (хотя может и как «прочитывать»).

Согласно PAG в эсперанто можно выделить как минимум пять видов глагола:

1. Начинательный вид (inkoativo, komenca aspekto). Обозначает начало действия, состояния. Наиболее характерный способ его выражения — с помощью приставки ek-: eksoni «зазвучать», ekvidi «увидеть», ektimi «испугаться, напугаться». У непереходных глаголов данное видовое значение может передаваться также суффиксом -iĝ-. Но в отличие от префикса ek- этот суффикс акцентирует не начало действия, а переход в обусловленное этим действием состояние. Поэтому глагол eksidi обычно переводится как «(при)сесть» (начать сидеть = komenci sidi), а глагол sidiĝi — как «сесть, усесться, садиться, усаживаться» (стать, становиться сидящим; перейти, переходить в сидячее положение; = iĝi sidanta). Начинательное видовое значение выражается суффиксом -iĝ- только при его присоединении к непереходным глаголам. Если же -iĝ- присоединяется к переходным глаголам (которые, как уже было сказано, становятся при этом непереходными), оно выражает уже не вид глагола, а его залог (а именно, медиалис). Поэтому ruliĝi «катиться» не равнозначно ekruli «покатить». И если -iĝ- обозначает средний залог, то способность обозначать видовое значение он теряет полностью. Таким образом наряду с ruliĝi «катиться, кататься» можно сказать ekruliĝi «покатиться». В употреблении приставки ek- и суффикса -iĝ- с несколькими переходными глаголами (decidi, komuniki, koni, scii) существует ряд особенностей, обусловленных традицией словоупотребления. Например, у глагола scii «знать» суффикс -iĝ- придаёт всё же начинательную видовую окраску (sciiĝi — «(раз)узнать, (раз)узнавать»); у глагола koni «быть знакомым с, иметь знакомство с, знать» собственно медиалис выражается через -iĝ- (koniĝi — «узнаться, узнаваться»), собственно начинательный вид через ek- (ekkoni — «узнать, узнавать»), в смысле же «завязать знакомство, завязывать знакомство» употребляется форма konatiĝi, образованная от основы причастия. Подробнее см. PAG, § 104—105.

2. Моментный или моментальный вид (momentaneo, momenta aspekto). Выражается приставкой ek-, однако в настоящее время гораздо чаще обозначается контекстом, чем какими-то морфологическими средствами. Например, во фразе ekbrilis fulmoj «сверкнули, блеснули молнии» моментальность действия в большей степени поясняется смыслом слова fulmoj, чем приставкой ek-. А во фразе ekbrilis la suno приставка ek- обозначает не моментный вид, а только начинательный (солнце не «блеснуло», а «заблестело», т. е. «начало блестеть»).

3. Продолжительный или длительный вид (durativo, daŭra aspekto). Обозначает как непрерывное длительное действие, так и действие, состоящее из множества однократных элементов: iradi «ходить», vizitadi «посещать, захаживать», skribadi «(долго) писать, пописывать». Основной способ выражения — суффикс -ad-. Вспомогательным (не основным) способом выражения этого вида можно считать несовершенные сложные времена: estis finiĝanta la tago «заканчивался день». Чтобы подчеркнуть, что длительное действие состоит из отдельных элементов, длительный вид можно комбинировать с начальным (ofte ekmemoradi «часто вспоминать»), но только не с глаголами однократного действия, которые и так содержат в себе идею однократности (сочетание «часто терять» следует переводить как ofte perdadi, а не ofte ekperdadi). В начальный период под влиянием славянских языков длительный вид использовался гораздо чаще. Сейчас чаще полагаются на контекст (наречия ofte, plurfoje, ĉiam, multe и т. п. или сочетания de tago al tago, iom post iom, pli kaj pli и т. п. сами по себе задают длительный вид).

4. Повторительный вид (iterativo, ripeta aspekto). Показывает, что действие совершено ещё раз. Выражается приставкой re-: reskribi «переписать, переписывать», renaskiĝi «возродиться, возрождаться». Если нужно выразить многократное повторение, то употребляется наречие (ofte refari «часто переделывать», ĉiam refari «всегда переделывать», plurfoje refari «неоднократно переделывать» и т. п.) или повторяется префикс re- (re- kaj refari «снова и снова переделывать»).

5. Совершенный вид (perfektivo, fina aspekto). Передаёт идею доведения действия до конца и в этом смысле далеко не всегда совпадает с совершенным видом русских глаголов; для отличия от последнего будем называть его окончательным видом или перфективом. Отдельных средств выражения этого видового значения нет. Характерным способом образования перфектива является употребление приставки el-: elporti «вынести, выносить», ellerni «выучить, изучить, выучивать». Однако основное значение префикса el- часто делает этот способ невозможным. Например, глаголы elskribi «выписать, выписывать», elmeti «выставить, выставлять», eldoni «издать, издавать» вовсе не являются перфективом глаголов skribi, meti, doni. Для образования этого видового значения используется и приставка tra-: tralegi «прочитать, прочесть, прочитывать», tralabori «проработать, прорабатывать», trafrostiĝi «промёрзнуть насквозь, промерзать насквозь». Однако поскольку эта приставка имеет значение «от одного края до другого», она обозначает не любой окончательный вид, а лишь тот, при котором действие касается чего-либо на всём его протяжении; при этом то, что подвергается такому действию, должно существовать независимо от него. Таким образом, можно сказать traskribi folion «исписать лист», но нельзя сказать traskribi leteron в смысле «написать письмо». И вследствие того, что tra- привносит определённый сторонний смысл, эта приставка также не может считаться общим средством выражения перфектива. В определённых случаях он может выражаться словосложением, точнее, префиксальным употреблением корней fin-, sat-, а иногда (очень редко) tut-: finkanti «допеть (до конца), допевать (до конца)», finskribi «дописать (до конца), дописывать (до конца), написать», finvenki («окончательно победить, окончательно побеждать»; satmanĝi «наесться досыта, вдоволь, до отвала; наедаться досыта, вдоволь, до отвала», sattrinki «напиться вдоволь, напиваться вдоволь», satludi «наиграться вдоволь, всласть». Поскольку значение корня-префикса sat- довольно узкое (субъективная насыщенность/пресыщенность), его применение ограничено. Например, нельзя сказать satkonstrui domon в смысле «достроить дом (до конца)». Перфектив может выражаться с помощью сложных перфектных времён (mi estas leginta «я прочитал, я прочёл»), но только в исключительных случаях, поскольку эти формы выражают лишь завершённость действия по отношению к какой-либо временной точке, тогда как перфектив служит для выражения законченности действия самого по себе, без соотношения с другими действиями или моментами времени. Наконец, в некоторых случаях специальное выражение окончательного вида не является необходимым, поскольку существует группа глаголов результата без длительности, которые сами по себе выражают идею завершённости (см. ниже).

PAG также вскользь упоминает о прекратительном виде (ĉesa aspekto), близком к перфективу, но имеющем место, когда действие прекращается вне зависимости от того, выполнено оно до конца или нет. Это видовое значение выражается глаголом ĉesi: ĉesi soni «перестать звучать», ĉesi skribi «перестать писать».

С точки зрения русского языка вышеописанные видовые значения являются способами действия, имеющими лишь сходство с видами глагола. Другим отдалённым подобием видовых различий является деление всех эсперантских глаголов на следующие четыре группы: verboj de rezulto sen daŭro — результативные (например, krevigi «расколоть, заставить лопнуть», aresti «арестовать»), verboj de daŭro sen rezulto — продолжительные, длительные, нерезультативные (например, koni «знать, быть знакомым», havi «иметь»), verboj de daŭro kaj rezulto — продолжительно-результативные (например, konstrui «строить», skribi «писать»). Кроме этих групп, существуют также hibridaj verboj — смешанные глаголы, в зависимости от контекста могущие быть или результативными, или продолжительными. Так, глагол okupi может иметь как значение «занять, оккупировать», так и значение «занимать». Такого взгляда на глаголы придерживается большинство теоретиков эсперанто, в частности авторы PAG (см. § 110). Однако сторонники аналитической школы (Analiza Skolo) считают деление глаголов на вышеупомянутые группы надуманным и нелогичным; распространения эта точка зрения не получила. В зависимости от позиции по данному вопросу серьёзно меняется трактовка причастий, страдательного залога и сложных времён, но рассмотрение подобных деталей выходит за рамки данного материала.

Причастие (participo), подобно глаголу, имеет время, но, подобно прилагательному, отвечает на вопрос «какой?». Как и в русском языке, причастия в эсперанто могут быть действительными, т. е. активными (aktivaj participoj), и страдательными, т. е. пассивными (pasivaj participoj). Глагольную природу причастий выражают суффиксы -ant- (настоящее время), -int- (прошедшее время), -ont- (будущее время) для действительных причастий и суффиксы -at- (настоящее время), -it- (прошедшее время), -ot- (будущее время) для страдательных.

Легко заметить, что в суффиксах причастий присутствуют те же гласные a, i, o, что и в окончаниях соответствующих времён изъявительного наклонения глагола. Окончание у причастий, как и у прилагательных, -a:

vidanta — видящий vidinta — видевший vidonta — который увидит
vidata — видимый vidita — увиденный vidota — который будет виден

Как и русские, эсперантские причастия могут субстантивироваться, т. е. превращаться в существительные. В этом случае они принимают окончание существительных -o:

lernanto «учащийся, ученик», lerninto «бывший учащийся, бывший ученик», lernonto «будущий учащийся, будущий ученик», kredanto «верующий», loĝanto «житель», leganto «читатель», savinto «спаситель» (кто-либо спасший кого-либо), Savanto «Спаситель» (об Иисусе Христе), Savonto «Грядущий Спаситель, Мессия» (в некоторых религиях), Esperanto «эсперанто» (дословно «Надеющийся»).

Деепричастие (gerundio) тоже может стоять в настоящем, прошедшем и будущем времени и тоже может быть действительным и страдательным. Поэтому деепричастия образуются с помощью тех же суффиксов, что и причастия. Но, поскольку они отвечают на вопросы «как?», «каким образом?», они имеют окончание наречия -e:

vidante — видя vidinte — увидев, видевши vidonte — перед тем как увидеть
vidate — будучи видимым vidite — будучи увиденным vidote — перед тем как стать увиденным

Как и в русском языке, где только переходные глаголы имеют страдательный залог, в эсперанто формы с суффиксами -at, -it-, -ot- свойственны лишь переходным глаголам. Однако подобно тому, как некоторые непереходные глаголы в эсперанто могут при определённых условиях как бы иметь прямое дополнение (а именно когда глагол и это дополнение образованы от одного корня или тесно связаны по смыслу; см. прим. 6 к статье -n в данном словаре), они при тех же условиях могут иметь страдательные причастные и деепричастные формы: irata vojo «дорога, по которой идут». Формы с суффиксами действительного залога -ant-, -int-, -ont- можно образовывать от всех глаголов.

Для более точного определения моментов действия и их последовательности в эсперанто могут применяться сложные временные формы глаголов, состоящие из вспомогательного глагола esti «быть» и действительного или страдательного причастия смыслового глагола (см. табл. 3, а также статьи imperfekta, perfekta 2, predikta в данном словаре). При помощи вспомогательного глагола уточняется момент, по отношению к которому действие смыслового глагола является прошедшим, настоящим или будущим:

Mi venis kiam li estis skribanta sian artikolon «Я пришёл, когда он писал свою статью» (ещё писал);
Mi venis kiam li estis skribinta sian artikolon «Я пришёл, когда он написал свою статью» (уже написал);
Mi venis kiam li estis skribonta sian artikolon «Я пришёл, когда он собирался писать свою статью».

Сложные временные формы глаголов используются для уточнения момента действия чаще на письме, в разговорной же речи обычно употребляются простые времена, а в качестве уточнителей момента действия используются наречия, такие как ĵus «только что», ankoraŭ «ещё», jam «уже».

Табл. 2. Простые времена, причастие, деепричастие

Глагол Действительное причастие и деепричастие Страдательное причастие и деепричастие
Инфинитив -i — legi читать
Прошедшее время -is – mi legis я читал -int- – leginta читавший – leginte прочитав -it- – legita прочитанный – legite будучи прочитанным
Настоящее время -as – mi legas я читаю -ant- – leganta читающий – legante читая -at- – legata читаемый – legate будучи читаемым
Будущее время -os – mi legos я буду читать -ont- – legonta который будет читать, который прочтёт – legonte перед тем как (про)читать -ot- – legota который будет прочитан – legote перед тем как быть прочитанным
Условное наклонение -us – mi legus я читал бы
Повелительное наклонение -u – legu! читай (те)! – ili legu! пусть они читают!

Теоретически возможные условные причастия типа legunta «который прочёл бы» и leguta «который был бы прочитан» в норму языка не вошли, но тем не менее иногда встречаются в качестве окказионализмов.

Табл. 3. Сложные времена

Время Действительный залог Страдательный залог
прошедшее mi estis leginta я прочитал — leganta я читал — legonta я собирался читать la libro estis legita книга была прочитана — legata книга читалась — legota книга была намечена к прочтению
настоящее mi estas leginta я прочитал — leganta я читаю — legonta я собираюсь читать la libro estas legita книга прочитана — legata книга читается — legota книга намечена к чтению
будущее mi estos leginta я прочту — leganta я буду читать — legonta я буду собираться читать la libro estos legita книга будет прочитана — legata книга будет читаться — legota книга будет намечена к прочтению

1 В пословицах, поговорках и устойчивых выражениях в исключительных случаях существительное или личное местоимение всё же может опускаться ради рифмы или особой экспрессивности: Fianĉiĝis, por ĉiam ligiĝis «Женился — навек воли лишился»; Atendis, atendis, ĝis lin ĉerko etendis «Ждал, ждал, пока в гроб не попал»; Venis, vidis, venkis «Пришёл, увидел, победил». Такое допускается и в разговорной речи при очень быстром её темпе или для придания ей экспрессивности, если при этом не возникает многозначности: Ĉu li jam venis? — Venis, venis «Он уже пришёл? — Пришёл, пришёл».

 < 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 >